?

Log in

Вот мы и добрались до главной книжной новинки этой весны! Если "Улица Сервантеса" — самый богатый и сложный из моих переводов, то "Алиса в Итакдалии" — однозначно самый яркий и волшебный. А еще самый созвучный, пропитанный личной мифологией до такой степени, что у меня все время было ощущение, будто я перевожу роман про себя. В нем есть все, что полагается в хорошей сказке: дружба, храбрость, приключения, поиск своего предназначения, а еще — такой язык, что я могу только восторженно пищать по его поводу. Так что вы меня лучше не слушайте, а сразу идите и читайте отрывок под катом. Честное слово, он говорит сам за себя.


Аннотация: Алиса живет в городке Ференвуде, полном красок и магии, только вот сама она... бесцветная, тусклая, и волшебства в ней не больше, чем в наперстке. Впрочем, это не мешает ей носить яркие юбки и огромные браслеты, любить живые цветы и захватывающие приключения. Однако больше всего на свете она любит свою семью: маму, братьев и отца, который пропал без вести три года назад. Накануне двенадцатилетия Алисе наконец выпадает шанс отправиться на его поиски в полную опасностей страну Итакдалию. А там! Все вверх дном, время хранится в линейках, за углом подстерегают бумажные лисы, и правое — на самом деле левое. Именно в этом удивительном месте Алисе предстоит узнать, что такое настоящая магия храбрости и дружбы.

Читать отрывокCollapse )

Купить: в Озоне, в Лабиринте, в Читай-городе
Сегодня, 26 апреля, исполняется 80 лет Виктору Петровичу Голышеву — моему великому учителю, лучшему художественному переводчику в России и человеку, подарившему нам Фолкнера, Оруэлла, К. Кизи и Пулмана на русском языке. В честь этого я исполнила свою давнюю задумку и составила подборку интервью с ним, которые, на мой взгляд, и сами читаются, как художественное произведение. :)

1. "Ты находишься при хорошем деле..."

— Вы преподаете искусство перевода. Ваши основные переводческие заповеди?
— Я бы сказал так: я преподаю ремесло; искусство — это уж у кого сколько есть своего. Заповедей нет, и совершенно сознательно нет; не то что я себя не чувствую Моисеем, допустим, а потому, что, по-моему, каждый свои заповеди должен придумывать сам по ходу дела. Но какими-то общими соображениями я могу поделиться: например, что надо видеть, слышать, что происходит в книжке, переводить то, что в книге происходит, а не только слова. Пока она не ожила у тебя в мозгах, пока ты не увидел, по какой улице человек идет или с каким лицом он разговаривает с другим человеком, не услышал его интонации, это не перевод, а недоносок. Переводя книжку, ты кое-что хочешь себе простить: ну не дотянул, сдался, шутку не придумал, эпитет точный не подобрал — за это должно быть стыдно. А еще у переводчика меньше прав. Он не может себе позволить, как Достоевский, такой замусоренной прозы — с какими-то одними и теми же словечками — или громоздкие корявые конструкции Толстого. Там это оправдано сильной мыслью, или сильным чувством, или еще чем-то; у переводчика такого оправдания нет. То, что у них от органики, у переводчика чаще — от слабой техники.

Еще 9 интервьюCollapse )

И на десерт — лекция о художественном переводе, которую Голышев прочел в прошлом году для студентов Creative Writing School. Посмотрите, там в самом начале очень интересно про вживание в персонажей и перенятие писательского опыта:

Долго пыталась подобрать слова, которые выразили бы все многообразие моих эмоций по поводу выхода этого перевода, но не преуспела. :) "Улица Сервантеса" - объективно самый сложный и красивый роман, над которым я когда-либо работала. Густой, многослойный, с языком, напоминающим витражи в средневековых испанских соборах. Перевела я его ровно четыре года назад - весной 2013 года. С тех пор у него сменились три редактора, издание книги неоднократно переносилось, в какой-то момент стало казаться, что она вообще не выйдет... Однако прошлой осенью все наконец сложилось, текст устроил всех от переводчика до генерального директора, и теперь у меня на столе лежит пухлый томик в 400 страниц, опубликованный маленьким независимым издательством "Синдбад". Своеобразная веха в моей переводческой карьере и настоящий подарок любителям Сервантеса, испанского Золотого века и просто хорошей литературы.


Аннотация: О Мигеле де Сервантесе известно очень много и одновременно очень мало: автобиографических свидетельств почти не сохранилось, но многие детали его жизни легли в основу пьес и романов. Хайме Манрике скрупулезно извлек из произведений Сервантеса "автобиографические" фрагменты и день за днем художественно восстановил его жизнь - "в пыли кастильской, под испанским солнцем, среди бессмертных судеб и событий..."
Священники и пираты, дамы высшего света и женщины легкого поведения, солдаты и поэты, рабы и вельможи оживают в этой яркой и убедительной картине Золотого века Испании. Впрочем, роман Хайме Манрике - не просто блестящая реконструкция биографии Сервантеса. Это еще и история создания великого романа о Рыцаре Печального Образа, а также разгадка тайны появления фальшивого "Дон Кихота", которая уже более четырех веков интригует исследователей и рядовых читателей.

Читать отрывокCollapse )

Купить: в Озоне, в Лабиринте, в Читай-городе
Донатас Пятрошюс
Аорист


1

Не сбылись стихочувства лишь веки прикроешь от света
Мчатся месяцев тени снег с лыжи собьешь каблуками
Кто-то тексты твои дополняет твоими руками
То ли встал неудачно а то ли иная примета
Только арки ворот устояли, где был райский сад
Пожираешь глазами плоды, но опасен и взгляд
Сыпь на коже скажи что с тобой но не будет ответа

2

Годы в цифры упрятал но тени сгущаются снова
Истребил бы под корень но память опять прорастает
Все что купишь пожертвуй богам ведь они защищают
Тебя носит земля открывает источники слова
И неважно стоишь у реки или ряда картин
Всем что всплыло из темных глубин ты владеешь один
Словно битва окончено детство разбита основа

3

Показалось наверное да ты все понял превратно
Будто вышло закрыть наконец пустоту А4
Птица смотрит на ленты туманные полночь в квартире
Слышал гром в январе в декабре загремит вероятно
Не бросай что хотел ничего невозможного нет
Не напрасно же солнце швыряет пригоршни монет
Не сдавайся теперь провалившись и девятикратно

4

Перешел в логотипов тюрьму из слепого незнанья
Там вино не пьянит по команде толпа созревает
Бесконечность себя же за хвост изогнувшись кусает
Кто болтает ответственен больше других за молчанье
Вы еще не знакомы но вместе врываетесь в ночь
Смысл речи не ясен подтекст не способен помочь
Каждый год не-безумия празднуешь с новым стараньем

5

Кто-то выдал тебе безлимитный кредит повторенья
Рассыпаешь зимою слова солью по перелескам
Нету смысла не быть значит будь за двоих и с довеском
Мир меняется к лучшему – ты и твое поколенье
Так очнешься внезапно а нимб на затылке горит
Сколько стерлось из памяти где-то наверное бит
Тени смысла пустуют без сносок и без наполненья

6

Скоро тучи обрушатся штормом соленым на дюны
Волны толпам выносят монеты подводного храма
На косе у роскошных отелей скучает охрана
Перечислите грани невежества если разумны
Небо все еще выше чем тянет клыки вавилон
Не болтай ведь имеющий уши услышит и звон
Извините ушел автостопом в себя накануне

7

Тебе черного кофе а хочешь зеленого чая
К тридцати не сумел разобраться кто прав кто морочит
Рейсы снов поменяешь не глядя на станции ночи
Поспешишь смыть улики но ясно лицо обличает
Сколько слов затаенных твоих прорастет через год
В крике музыки свисте комет вперемешку вразброд
Повторяется всё только в даты другие мельчая

ОригиналCollapse )

Теги:

Долгожданная подборка переводов с литовского в декабрьском номере "Дружбы народов"! Изначально я предложила по три стихотворения трех молодых авторов, но в итоге в печать пошли только восемь – последнее, по всей видимости, было сочтено слишком "неформатным", и его я опубликую отдельно.

Из этих восьми мой несомненный фаворит – "Колыбельная для Рахель", которая и дала название всему материалу. Ильзе Буткуте мне вообще наиболее близка, потому что, в отличие от большинства своих коллег, продолжает писать в рамках классической силлаботоники, с четким ритмом и рифмой. Хотя и другие два автора совершенно прекрасные: тонкий пейзажный лирик Рамуне Брундзайте и ироничный постмодернист Донатас Пятрошюс, которого уже переводили на русский, но в основном старое и не очень хорошо отражающее его нынешний стиль. Очень надеюсь, что вы их тоже полюбите, а эта подборка станет лишь первой из большого цикла.

Та-дам! Аккурат под занавес 2016 года издательство "Клевер" выпустило замечательную книгу Холли Борн "Манифест, как стать интересной", над переводом которой я работала в сентябре-октябре. Издание получилось шикарное: точно под оригинал, со стильной английской обложкой и алым обрезом. К сожалению, мне выдали только два авторских экземпляра, поэтому традиционную лотерею я устроить не смогу, но очень надеюсь, что эта книга попадет ко всем, кто в ней нуждается – кому сейчас одиноко, кто не может найти свою стаю, кому жизненно необходима доза мужества, смелости и верности себе.

01 02

Аннотация: Бри – неудачница, которая мечтает стать известной писательницей и пытается спрятаться от реальности за стеной слов. Большую часть времени она ненавидит себя, школу, вечно отсутствующих родителей, издателей, которые отвергли уже два ее романа... И пишет. Все меняется, когда учитель литературы советует ей изменить свою жизнь так, чтобы о той захотелось прочитать.
Так рождается "Манифест". Шесть шагов на пути к успеху. Шесть этапов, на протяжении которых Бри придется составить рецепт популярности, влюбиться в кого-то запретного и совершить величайшую ошибку в жизни.
"Я скучная. Я никто. Я фактически не живу. Но собираюсь это изменить. И потому начинаю проект. Здесь. Прямо сейчас. Для себя. Если вы хотите посмотреть, что у меня получится, – что ж, добро пожаловать".

Читать отрывокCollapse )

Купить: в Озоне, в Лабиринте (кстати, там сейчас хорошая скидка), в Читай-городе
Джейн Йолен
Песня Кайлех Бэр


Ты видел, как Кайлех по миру идет
И кличем сзывает оленей?
И реки под ней обращаются в лед,
И ветры скулят у коленей.

О волки и вепри, бегите с холмов,
Бегите с низин и нагорий!
Вас Кайлех сзывает, и песня без слов
Несется гагарой над морем.

Подальше держись от нее, человек –
Дыханье ее обжигает.
Единое слово губ белых, как снег,
Один поцелуй – убивает.

Я видел ее на пороге зимы –
И снова увижу едва ли.
Она танцевала, и стыли холмы,
И дикие козы кричали.

Я видел ее – да простит меня бог! –
Закутанной в снежную тучу.
Сосульки служили ей вместо серег,
И косы змеились над кручей.

Подальше держись от нее, человек –
Дыханье ее обжигает.
Единое слово губ белых, как снег,
Один поцелуй – убивает.

Но Кайлех в преддверии Майского дня
Под падубом посох оставит
И камнем застынет, свой холод храня,
Покуда Бригантия правит.

Найдется ли в пустошах юный смельчак,
Кто серый валун перескочит?
В ветвях остролиста сгущается мрак,
И иней морозы пророчит.

Подальше держись от нее, человек –
Дыханье ее обжигает.
Единое слово губ белых, как снег,
Один поцелуй – убивает.

ОригиналCollapse )

Комментарий переводчикаCollapse )

116132636_5057605_CU1iL

Теги:

Филип Ларкин
Чуть-чуть не считается


Печальный промах: яблочный скелет
Ударился об урну. Рикошет –
И закатился в угол. Или нет?

Свивая в узел годы и века,
Ко рту вдруг возвращается рука –
И плод в ней, ненадкушенный пока.

ОригиналCollapse )

Теги:

Белый ворон' Осень 2016

Публикация в альманахе "Белый ворон" — приз симпатий главного редактора Сергея Слепухина, полученный мной на прошлом Балтийском чемпионате по русской поэзии. :)
...и на этом у меня неизданных стихов, кажется, не осталось.

Теги:

Думала показать вам рассказ Чарльза де Линта, который я переводила для антологии "Зеленый рыцарь", а ЖЖ не пропускает запись — ругается, что слишком длинная. Дробить перевод на несколько постов я не хочу, поэтому вместо него будут две ссылки, которые тоже дают отличное представление о сборнике.

Вот здесь можно прочесть исчерпывающую рецензию на книгу от журнала "Мир Фантастики: "...Датлоу и Виндлинг искусно выстраивают последовательность текстов, чтобы читатель успел испытать самые разнообразные эмоции: посмеяться после жуткой истории, окунуться в поэтичный язык мифа после болтовни девочки-подростка, а после нескольких чудесных историй подряд — отдохнуть в компании мелодичного стихотворения-баллады. Тропинка, по которой составители ведут нас сквозь густой лес волшебных сказок, извилиста и узка, но проложена так аккуратно, что читатель может сам не заметить, как одолеет увесистый томик на одном дыхании. Мастерство составителей умножает талант авторов в несколько раз — таков «эффект синергии» хороших антологий, в которых целое всегда больше суммы его частей".

А здесь — прочитать рассказ Патриции Маккилип "Луна охотника" в переводе Доминика Вернера и моей редактуре. :)

Теги:

Билл Льюис
Зеленый человек


Он скалит зубы из листвы,
из сеток почерневших веток,
которые скулят, скрипят
и стонут, словно половицы
в дому, где больше не живут
и где ночуют только птицы
да тишина хранит уют.

Хохочут лиственные лица,
еще заточены в бревне,
в повозке тряской лесоруба,
и дуб круглит сухие губы,
и сквозь гранит каменотес
их очертанья прозревает.

Из леса все произрастает:
фрукт, овощ, камень, кость и плоть.

Мой позвоночник – Иггдрасиль;
смеются из-под листьев-век
глаза – сучки в коре дубовой;
рождается и гибнет снова
зимой Зеленый человек –
и лишь один навечно знает,
как лес переживает век.

ОригиналCollapse )

Теги:

Нил Гейман
Уйду в леса


Отброшу плащ, очки, рубашку, книгу –
Всю жизнь свою, как палую листву, –
И в лес уйду, питаться диким медом
И ледяной водой из родника.

У дуба шире десяти объятий,
Где мох усеян каплями росы,
Я наберу орехов, яблок, ягод –
И домом это место назову.

Безумцы, жизнь пройдя до половины,
Себя находят в сумрачном лесу.
Теперь лишь ветер шепчет мое имя,
А кожа служит картой всех путей.

Где разум мой? Да там же, где ботинки.
Босой, больной, блуждаю меж ветвей –
Назад к корням, к шипам, к побегам, к почкам...
Мой шаг дрожит, и лес дрожит со мной.

Сверну с тропы пустых, ненужных слов
На путь лесной, живым молчаньем полный.
Взойдет над миром солнце – и во рту
Распустится бутоном тишина.

ОригиналCollapse )

Теги:

Зеленый рыцарь

С гордостью представляю вам потрясающую книжную новинку - сборник Эллен Датлоу и Терри Виндлинг "Зеленый рыцарь. Легенды зачарованного леса"! Этот проект для меня особенный сразу по нескольким причинам. Во-первых, это объективно лучшая работа Датлоу и Виндлинг - единственная из их многочисленных антологий, в 2003 году заслужившая Всемирную премию фэнтези - аналог Нобелевской премии по литературе для произведений в жанрах фэнтези и НФ. Во-вторых, это настоящее чудо совместной работы и фактически первая книга, изданная в АСТ по моей инициативе. Я выбрала ее для коллективного перевода на своих курсах в Литинституте, galarix титаническими усилиями раздобыла нам английский текст, а мои замечательные студенты перевели каждый по рассказу, сделав книгу такой же многоголосой, яркой и поэтичной, как в оригинале. В-третьих, это, возможно, самый волшебный сборник подобного типа - потому что посвящен он "зеленой магии", разнообразным духам природы и зачарованным лесам, которые когда-то покрывали всю нашу землю, а теперь мирно (или не очень) сосуществуют с городами и людьми.


Аннотация: "В этой книге собраны истории о Зачарованном лесе и существах, его населяющих. Вы встретите здесь ведьм, волков, дриад, людей-оленей, парочку фей и бесчисленное множество духов природы (и даже дружелюбного зеленого великана). Таинственная тропинка ведет в волшебные земли через леса, пустыни, горы, города и трущобы. Над головами шепчутся кроны дубов и ясеней, а из теней наблюдают за каждым шагом зеленые существа..."

ОглавлениеCollapse )

Купить: в Лабиринте, в Озоне, в Читай-городе.

Жемчужный шепот

Наконец-то я могу показать эти переводы! В октябре 2011 года я участвовала в очередном Форуме молодых писателей в Липках. Ради разнообразия – не на детлите, а в семинаре художественного перевода, который устраивала "Иностранная литература" совместно с "Дружбой народов". Моим мастером была Галина Даниелевна Климова, заведующая отделом поэзии из ДН. После семинара я поделилась с ней своей давней мечтой – попробовать себя в роли "советской переводчицы", то есть попереводить стихи с незнакомых мне языков. Я очень хотела поработать с армянским или грузинским, но мечта сбылась по-другому: в феврале 2012 года Галина Даниелевна прислала мне подстрочники самой известной поэтессы современного Узбекистана – Гузаль Бегим.
Перевод был готов уже через месяц, но это, к сожалению, не помогло ускорить его очередь на публикацию) В общей сложности "Жемчужный шепот" пролежал в столе четыре года и был напечатан только в последнем, августовском номере ДН, посвященном литературе стран СНГ. Хотя не могу сказать, что это было зря: текст отлежался как следует, и перед публикацией я еще раз прошлась по нему свежим взглядом и устранила кое-какие шероховатости.
Очень надеюсь, что эти стихи будут прочитаны вами с таким же теплом и приятным удивлением, с каким я их переводила. :)